Божественная литургия в Неделю 14-ю по Пятидесятнице, Положение честного Пояса Пресвятой Богородицы. Свв. блгвв. князя Петра и княгини Февронии, Муромских чудотворцев

2020091313 сентября с. г., в Неделю 14-ю по Пятидесятнице, Положение честного Пояса Пресвятой Богородицы, в храме иконы Божией Матери «Знамение» Курская-Коренная прихода мчч. Валентина и Пасикрата в г. Ульме была совершена Божественная литургия. В этот день Святая Церковь празднует состоявшееся в 1992 году перенесение мощей благоверных князя Петра, в иночестве Давида, и княгини Февронии, в иночестве Евфросинии, Муромских чудотворцев.

В результате двух падений Константинополя – сначала в 1204 году, затем, окончательно, в 1453 году, – Пояс, как и почти все другие святыни Царьграда, покинул город, но не исчез бесследно. Части Пояса доныне хранятся на Святой Горе Афон (в монастыре Ватопед)  и на Кипре (в монастыре Троодитисса); они прославились множеством чудес. Освящаемые на частях Пояса Божией Матери пояски раздаются верующим для ношения; многие женщины, имевшие ту или иную немощь, благодаря Предстательству Пресвятой Богородицы получили от них исцеление.

Глубоко символична дата празднования Положения Пояса Пресвятой Богородицы. Этот праздник является продолжением праздника Успения Божией Матери – он не только посвящен Царице Небесной, но само событие дарования Пояса произошло в связи с Успением. В практике афонских монастырей эта связь еще очевиднее – на Афоне попразднство Успения продолжается вплоть до дня Усекновения главы святого Иоанна Предтечи, а ведь вслед за этим днем и его однодневным попразднством и совершается торжество Положения Пояса.

Всенощное бдение 12 сентября, также как и воскресную Божественную литургию совершил игумен Максим (Шмидт) в сослужении диаконов Сергия Гофсец и Валентина Усачёва. Богослужебные песнопения исполнил приходской хор под руководством регента чтеца Николая Шилинцева.

За литургией в этот день положено два Евангельских чтения: рядовое, о званых на брачный пир, https://days.pravoslavie.ru/bible/z_mf_22_1_14.html#z; и Богородицы https://days.pravoslavie.ru/bible/z_lk_10_38_42_11_27_28.html#z.

Свою проповедь игумен Максим посвятил Евангельской теме и житию свв. блгвв. князей Петру и Февронии.

По окончании литургии настоятель отслужил молебен на начало нового учебного года и благословил всех – учащих и учащихся – и пожелал им овладевать не только новыми науками, но и духовными знаниями.  По слову святителя Филарета Московского, «никому не позволено в христианстве быть вовсе неученым и оставаться невеждой. Сам Господь не нарек ли Себя Учителем и Своих последователей – учениками? Неужели это праздные имена, ничего не значащие? И зачем послал Господь в мир апостолов? Прежде всего, учить все народы: идите, научите все народы (Мф. 28:19). Если ты не хочешь учить и вразумлять себя в христианстве, то ты не ученик и не последователь Христа – не для тебя посланы апостолы – ты не то, чем были все христиане с самого начала христианства; я не знаю, что ты такое и что с тобой будет».

По окончании богослужения для первоклассников и учеников Воскресной школы услиями преподавателей был устроен праздник в честь начала нового учебного года.

Проповедь в Неделю 14-ю по Пятидесятнице. 
Притча о брачном пире. 
Митрополит Сурожский Антоний.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Все призваны Богом, Творцом нашим, к вечной жизни, к тому, чтобы войти в это изумительное таинство любви, которое представляет собой Царство Божие, когда мы все призваны быть Божиими детьми, быть Ему родными, более того – видеть во Христе, Который стал человеком нас ради, брата по человечеству и Бога по природе. И через это увидеть в Боге нашем Отца и стать, по дивному слову апостола Петра, причастниками Божественной природы. Но сегодняшняя притча нас предупреждает о том, что не все, кто призван, войдут в эту славу. Разве мы не похожи на людей, описанных в сегодняшнем Евангелии и в другом отрывке, который мы читаем тоже в один из воскресных дней? Разве мы не говорим Богу: я купил кусочек земли, участок, – я должен его освоить, он – мой... И через это теряем нашу свободу идти к Богу, потому что мы врастаем в эту землю под предлогом, что мы ею обладаем, тогда как она над нами получает власть... Разве мы не говорим Богу постоянно: Господи! у меня есть дело, – я вспомню о Тебе потом, помолюсь Тебе когда-то, когда-нибудь, позже, но сейчас я должен сделать, я должен творить; разве я не призван себя выразить до конца, стать творцом?.. И проходят годы, десятилетия – и никогда не приходит момент, когда мы говорим: сделано наше дело на земле, я от него теперь свободен, теперь я могу забыть все, все земное, и только быть лицом к лицу с Богом, вместе с Которым, ради Которого, во имя Которого я всю жизнь жил и творил... В другой притче некто из призванных говорит: я поженился, – мне некогда прийти к Тебе; у меня своя, земная радость, мне некогда разделить Твою, мне довольно моей; Твоя у меня что-то отнимет: время, какой-то кусочек сердца, что-то из моего живого чувства придется перенести на Тебя – а я хочу все сохранить для себя...

Разве мы не поступаем так постоянно, разве мы не страшно похожи на этих призванных, которых любил царь, любил Господь – и любит! – которых зовет к Себе, но которым на Него времени нет: земля, дела, собственное счастье – этого достаточно, чтобы оторвать нас от вечности, от Живого Бога, от самой Любви. И как же поступает Господь в этой притче? Он обращается к Своим слугам и говорит: раз призванные не захотели прийти, то позовите теперь тех, кому и в голову не пришло бы прийти, потому что кто бы их пустил? Пойдите, соберите нищих, соберите хромых, слепых, разбитых жизнью, оскверненных жизнью, таких, которые через жизнь пронесли только изнурение души и тела, лохмотья жизни, – пусть придут!

И они приходят, они спешат, они отвечают на милость – изумлением, на любовь – благодарностью, они спешат с чувством стыда: как же им предстать перед царем? Как же им войти в это Царство Божие, в эти светлые палаты Божии?.. Как же, на самом деле, в лохмотьях, которые остались нам от славы нашего первородства, войти в Царство Божие?. В дверях встречает всякого Божия любовь, всякий встречает Спасителя Христа, Который на Кресте отдал Свою жизнь, чтобы иметь право каждому сказать: Войди!, каждого очистить, каждого омыть, каждого одеть в брачную одежду, вернуть ему славу первородства, изначальную славу, красоту, сыновство.

И все входят, изумленные, трепетные, благодарные. Один только не в этом духе пришел; он пришел, потому что слышал, что здесь кормят. Он – голодный и сможет досыта поесть; он холодный – там будет тепло: он бездомный – там будет кров. У него нет чувства благодарности или изумления перед этим; он только радуется тому, что представился такой дивный случай утешиться за всю горькую, бездольную жизнь. И он прорывается, как бы неочищенный, непрощенный, неомытый, неосвященный, в лохмотьях и грязи своей, к пище.

Нам это кажется таким непонятным, таким страшным: неужели он не мог подумать о том, кто его приглашает, благоговейно, трепетно очиститься, чтобы хоть напоследок можно было войти в это Царство?.. Но разве не на него именно мы так постоянно похожи? Когда мы идем к Богу в молитве, когда мы идем к Богу в причащении Святых Таин – о ком и о чем мы думаем? Разве почти каждая наша молитва не исчерпывается словами: Господи, дай, дай, защити, избави, дай!.. Разве мы не употребляем как бы Самого Бога просто как источник, из которого мы можем получить все, что мы потом, как блудный сын, растратим – грехом, недостойно: недостойно не только Бога и Его любви, но и самих себя?.. Дай, дай! – и ничего другого. А когда дал – как редко бывает даже, что мы скажем: Благодарю Тебя, Господи!..

Как часто люди приходят ко мне, говоря: Я хочу причаститься, потому что мне тяжело, потому что душа моя изныла, потому что жизнь во мне как-то уже не жизнь, а полусмерть... Причащаемся мы тоже, чтобы от Бога взять как бы последнее: Его жизнь, Его собственную жизнь, чтобы пожить мгновение, и растратить эту жизнь.

Святой Серафим Саровский говорил одному посетителю: Да, Бог слышит тебя, да, – Бог исполняет твои молитвы: но разве ты не понимаешь, какой ценой? – Всей жизнью, всей страстью, всей смертью, всем сошествием во ад Сына Его Единородного...

Подумаем и мы: не похожи ли мы на первых званых, которые отказались прийти, потому что довольно им земли, не нужен им Бог и небо? Или на тех, которые Бога вспоминают только тогда, когда обездоленность дошла до предела, и они вдруг вспомнят или обнаружат, что можно от Бога получить то, что они уже имели и растратили, – хоть мгновение этим пожить, поживиться и вновь растратить? Как будет страшно – не потому, что Бог нас отвергнет, не потому, что Он нас осудит, – когда мы станем (когда-нибудь: на земле ли, после смерти ли) перед Богом и вдруг поймем, как мы были любимы и как мы были всю жизнь безразличны, забывчивы, себялюбивы: как мы к Нему относились бесчеловечно... Подумаем об этом: пусть проснется в нас все благородное и светлое: изумление перед Его любовью, перед Его красотой и личностью, благодарность перед Его милостью и лаской и заботой, тем уважением, с которым Он к нам относится, и если мы можем еще – ответим Ему любовью. Сейчас еще есть время: как бы не пришел момент, когда мы скажем: о, ужас, – поздно!.. Аминь.

1977 г.

 

 

В сообщении использованы материалы
сайта patriarhia.ru, pravoslavie.ru, azbyka.ru

20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913
20200913