Делимся воспоминаниями
Дата публикации: 22.07.2024

Дорогие Братья и Сестры! Уважаемые посетители нашего сайта!

В этом году приход свв. мчч. Валентина и Пасикрата в г. Ульме отмечает 30-летие со дня своего основания. Официальные торжества пройдут в октябре, о чем будет еще объявлено заранее.

Мы же предлагаем Вам уже сейчас поделиться своими воспоминаниями, впечатлениями, поздравлениями и просто несколькими добрыми словами о приходе и его жизни.

Присылайте Ваши сообщения на официальную приходскую почту info@ulm-russische-kirche.de, а также на электронную почту редактора нашей интернет-страницы prihod_ulm@mail.ru.

Будем рады всем!

Публикуем недавно присланные воспоминания.

________________________________________________________________________

***

Из личных воспоминаний

Человеческая память долго хранит события нашей жизни: мы можем вспомнить многое из того, что с нами происходило. Конечно, со временем что-то забывается, что-то помнится смутно, но есть воспоминания, которые мы проносим через всю жизнь. Такими воспоминаниями я и хотел бы с вами поделиться. Они не имеют отношения к нынешнему юбилею ульмского прихода, но, несомненно, послужили моему утверждению в вере.

Знак от Бога

Мой папа по вероисповеданию был евангеликом, но то ли из-за невозможности посещать храм (Евангелической церкви в нашем городе просто не было), то ли под влиянием мамы, он стал ходить в православную церковь.

В начале 70-х годов родители поехали трудниками в Пюхтицкий монастырь. Жили в монастыре, в свободное от богослужений время мама несла послушание на кухне, папа – в столярной мастерской. Как-то после литургии он спросил маму: «А что это было над головой батюшки во время службы? Какой-то сверкающий круг? Похоже на венец. Как это сделали?» Мама ответила, что ничего не видела и никакого круга там не было. Папа настаивать не стал, спорить он не любил, а с мамой тем более. Они были простые люди, земные, далекие от высоких материй. Это сейчас мы, полагая, что всё знаем, можем дать объяснение любому явлению. И даже если это будет настоящее чудо, сможем подвести и под него научную базу. Но всё же папин вопрос остался без ответа, и тогда он, когда рядом с ним оказался священнослужитель, спросил его о том, что он увидел. Не знаю точно, с кем он говорил был ли это священник или алтарник – но, несомненно, это был твердо верующий и умный человек. Он внимательно выслушал папу и спросил, как давно тот ходит в церковь, а потом сказал: «Это Вам дано для укрепления Вашей веры, чтобы не было никаких сомнений».

Когда отец рассказал мне это, я про себя подумал, что ему просто показалось. Может, игра света, усталость — не знаю… Но я знаю точно, что это изменило всю последующую жизнь папы. Он просто не представлял себя без Церкви.

Я у кого-то читал, что кто не верит в Бога, у того в жизни случаются совпадения, а кто верит, у того – чудеса… Но это уже про другое.

Неслучайные случайности

Я заканчивал техникум, учился сравнительно легко. И решил, что неплохо было бы иметь вместе с дипломом техникума ещё и аттестат об окончании полной средней школы, благодаря наличию которого я мог получить высшее образование. Для этого я поступил в школу рабочей молодежи, были такие в СССР. Днём – в техникуме, вечером – в школе.  

Русский язык и литературу преподавала выпускница Ленинградского педагогического института. Это были чудесные уроки!

Маленький городок в центре огромной страны, вечерняя школа, в которой учились взрослые, работающие и имеющие семьи люди, с непростым жизненным опытом. Представьте себе: отработав восемь часов, нужно вникать в тонкости творчества Толстого, когда тебя занимают совсем другие мысли… Но в том и заключается сила хорошего учителя! Мы могли буквально спать за партой в учебное время, но только не на уроках русского языка и литературы. Так рассказывать про Куприна, Достоевского или Ахматову мог только влюблённый в свою профессию человек.  Я в то время, к сожалению, был далек от Церкви, не интересовался религией, но слушал маму. Раз в год она заставляла меня пойти в храм, чтобы причаститься. Именно там я и встретился со своей учительницей литературы – Верой Филипповной Левченко. И понял, что в церковь ходят не только «необразованные колхозники» и бабушки.

Низкий Вам поклон, Вера Филипповна Левченко!

Такие неслучайные случайности, на первый взгляд, незначительные, кардинально меняют нашу жизнь. Но мы так редко задумываемся об этом…

При чтении Псалтири

Не знаю, приходилось ли вам ощущать чувство вины перед человеком, которому вы вроде бы и не сделали ничего плохого. А всё-таки…

На последнем курсе техникума у нас собралась неплохая спортивная команда – больших высот мы не достигли, но в региональных соревнованиях участие принимали. Мы были дружны, часто собирались и говорили, говорили… Молодость! Нам казалось, что мы очень умные и на всё знаем ответ.

У меня сложились дружеские отношения с Н.: мы оба много читали, собирали книги, выписывали журнал «Иностранная литература», оба любили стихи Ахматововой. Закончился учебный год, мы сдали госэкзамены, получили дипломы, поступили в институт. Надо было ехать по распределению работать, но я решил отслужить в армии. Тогда было иное время и отношение к этому было другое. В последнюю нашу встречу Н., вроде бы шутя, сказала: «Ну ты пиши, если будет о чём». Я ответил, что, конечно, буду.  А через два года мы встретимся и тогда уж поболтаем! Наверняка будет, что рассказать. Н. задумчиво посмотрела на меня и тихо сказала: «Хорошо, если не при чтении Псалтири». Я не понял к чему это, но переспрашивать не стал. Конечно, никаких писем я не писал. И, вообще, у меня началась совсем другая жизнь.

Пролетели два года службы. В институт я возвращаться не стал, поступил в другой и в другом городе. Студенческая жизнь закрутила вихрем, не зря в известной песенке поётся: «От сессии до сессии живут студенты весело!»

Однажды пришлось мне провожать девушку, с которой мы вместе учились на третьем курсе. Вокруг каждого большого города есть маленькие города-спутники. Вот в таком городке и жила моя сокурсница. Я проводил её до дома. За оживленным разговором время пролетело быстро, и когда я хватился, последний автобус уехал, и я не попал на последнюю электричку. Добираться до дома было не на чем!

Тогда я зашёл в подъезд ближайшей пятиэтажки (в те времена ещё не было кодовых замков на входных дверях), прислонился к теплой батарее, чтобы согреться, и решил здесь скоротать ночь. Через какое-то время в подъезд зашёл молодой мужчина и, проходя мимо меня, спросил, что я здесь делаю.

– Да вот опоздал на электричку. Хочу подождать до утра.

– Пойдём, переночуешь на раскладушке.

Ну кто же откажется от такого предложения!

Мы уже подходили к двери, когда он мне сказал, чтобы я не удивлялся тому, что увижу. Умерла сестра жены, которая последние полгода проживала у них. Девушке сделали незначительную операцию, но, к несчастью для неё, небольшая опухоль оказалась меланомой, и она сгорела буквально за полгода. «А сейчас в гостиной стоит гроб. Так что не пугайся! – закончил он. Действительно, в гостиной на табуретках стоял гроб, и какая-то женщина вслух читала книгу. Мужчина повернулся ко мне и сказал, что девушка перед смертью крестилась, и сейчас читают Псалтирь. Мы прошли на кухню. Хозяин предложил мне чаю, и мы сели. На столе стояла фотография в чёрной рамке. С фотографии на меня смотрела Н. Мы всё-таки увиделись при чтении Псалтири…

С уважением, В. Р.

***

Радость церковного общения


Дорогие братья и сестры во Христе!

Я пришла в Знаменский храм совсем недавно, но уже не могу себе представить свою
жизнь без Господа и нашего храма. Мне тепло и уютно там, рядом с иконами. Я люблю
запах горящих свечей, ладана, колокольный звон, песнопение хора, распевное чтение
Евангелия на церковнославянском, которое завораживает, притягивает внимание, даже
если слышишь слова, которые кажутся тебе поначалу незнакомыми. Люблю детишек: кто-
то чинно поправляет сползший платочек, а кто-то шумно пытается пролезть сквозь строй
взрослых прихожан к причастию. Люблю высокие своды нашего храма и свет,
проникающий через большие окна. И где б ты ни стоял, кажется, что глаза Иисуса над
алтарными вратами всегда смотрят именно на тебя – то ласково, то с укором. И все
органы чувств – зрение, обоняние, слух – вкупе с душой и сердцем участвуют в службе, в
молитве. Некоторое время спустя, как бы само собой, появились любимые иконы,
любимые святые.


Господь не только привёл меня в храм, но и дал мне так много сестёр, братьев. И в этом я
чувствую, как велика Его любовь. Я сделала так мало, а Он подарил мне так много!
Никогда не забуду своё миропомазание, как я боялась сделать что-то не так, как я
старалась запомнить, сохранить в памяти каждую деталь этого таинства. Моё сердце
замерло, когда отец Максим обратился ко мне, а отец Валентин совершил обряд
миропомазания. Этот день разделил мою жизнь на до и после.
Наш храм – это точка притяжения, место молитв и служения, ведь кто-то работает в
иконной лавке, кто-то прибирается, наводит чистоту в храме, кто-то украшает его. Храм
напоминает живой организм, где Христос является его Центром, его Сердцем.

Прихожанка

***

«Сей нареченный и Святый день…»
Пасхальные воспоминания

Утром просыпаешься от восхитительного запаха! Так, наверное, пахнет в сказках, прочитанных накануне, а может, в неведомых тропических лесах, полных экзотических фруктов и цветов. Со всех ног, путаясь в полах длинной ночной рубашки, бежишь к бабушке. А в столовой на столе благоухают пасхальные куличи, крашенные луковой шелухой яички сложены в корзиночке. Смотришь на иконочку в бабушкином буфете, ловишь светлый ласковый взгляд Богородицы. Так и есть… Пасха!

Удивительное дело! Детьми, мы с сестрой как-то сами собой знали, что это за праздник, кто такой Иисус Христос, что Его распяли, а Он воскрес… И праздник Пасхи проходил в тихом, молчаливом ликовании, словно все знали некую радостную тайну, просто вслух об этом не говорили.

В городской квартире, где мы жили с родителями, икон не было. И я, будучи ребенком, молилась своими словами, крестилась, как умела, по большей части ночью, обращаясь к окну. Мне всегда казалось, что маленькая квартира не в состоянии вместить Бога. А там, где цветы, солнце, васильковое небо в сливочных облаках, там и живёт Творец. Он представлялся мне большим и добрым, по ночам сидящим на раскачивающемся полумесяце в окружении ослепительно ярких звезд и снисходительно убаюкивающим свое огромное прекрасное детище – Землю!

Я помню, как папа всегда рвался на службу в Пасхальную ночь, но мама очень боялась, говорила, что там «будет конное оцепление и нас могут задавить». А я думала, что если лошадки кого-нибудь задавят, то их накажут, может, даже и побьют. Приходилось смиряться! Но воскресное утро всегда начиналось с «Христос Воскресе!», звонких поцелуев, неописуемой радости, подарков, звонков всем родным и очень вкусного завтрака, за которым обязательно все «стукались» пасхальными яичками.

Много лет прошло с тех пор… 

Уехав из дома в двадцать лет, еще почти столько же я колесила по Европе. Сначала одна, позже — с мужем, а потом и с сыном. Со мной путешествовал молитвослов, затертый почти до дыр, и детская Библия, подаренные мне горячо любимой тетушкой.

Многое пережили мы за эти годы. Но больше всего меня тяготило то, что не было рядом храма. Все чаще меня посещали мысли о необходимости вернуться домой, в Россию. Ведь теперь можно было не таиться, бывать на богослужениях, участвовать в жизни Церкви!

И вот когда как-то раз муж сказал, что грядет очередной переезд и пора собирать вещи, я запротестовала! Он с улыбкой выслушал мою гневную тираду, а когда я выдохлась, тихо сказал: «А там есть церковь!». И я пошла собираться. Это было в Прощеное воскресенье. Господь простил меня…

Ульм встретил нас проливным дождем со снегом. Где жить, как жить?.. Но все было нипочем! Как голодный к хлебу, так и я стремилась к церкви, такую жажду даровал мне Господь!

Маленькая средневековая часовня показалась мне такой родной, близкой и желанной! Чувство того, что начинается нечто удивительно прекрасное, не покидало меня.

Именно здесь я в первый раз исповедалась и причастилась не потому, что для христианина это обязательно в пост, а потому, что я испытывала в этом крайнюю необходимость. Именно здесь я начала постигать азы Православия. Именно здесь я нашла то, что так долго искала. Я нашла своего духовного отца. Я нашла себя.

В тот год в день Светлого Христова Воскресения была отвратительная погода: снег с дождем, сильный, порывистый ветер. Но мне казалось, что нет и не может быть дня радостнее и прекраснее, чем этот.  Все были как-то особенно близки в этот день! Удивительно прекрасное пение хора, красота богослужения, всеобщая радость и ликование – словно мы в огромном, богато украшенном соборе, а не вдали от Родины в маленькой часовне без отопления, куда все желающие и войти-то не могут! Ничто, ничто на свете не могло омрачить пасхальной радости! В этот день я была со Христом, вкусив Его Тело и Кровь!

О. П.

Понравилась статья?
Поделиться публикацией: Поделиться в Facebook Добавить в Twitter Поделиться в Вконтакте Поделиться в Одноклассниках